tisso (ifodiano) wrote in repatriate_am,
tisso
ifodiano
repatriate_am

Что дает старикам силы жить?..

Оригинал взят у pandukht в Что дает старикам силы жить?..



Что дает пожилым людям силы жить?

Дети, внуки, правнуки?

Да, безусловно!

Но еще силы жить им дает любимое дело, своя, иногда необычная, а иногда и вовсе странная идея-фикс.

Моей бабушке по материнской линии через считанные дни исполняется 99 лет. Всю жизнь с детских лет она пахала, как лошадь. В колхозе, на земле, часто занимаясь тяжелым мужским трудом.

Вырастила пятерых детей, кучу внуков. Некоторых из них даже пережила. Разумеется, уже имеет правнуков. Всех знает и помнит по именам.

Конечно, в силу возраста бывает и сердце пошаливает, и задыхается, и с памятью бывают проблемы. Но по весне, насколько позволяет здоровье, неизменно выходит в сад, сажает огурцы, помидоры, лук, зелень. Это — ее идея-фикс уже много лет. Земля дает смысл жить, а любимый сад — силы жить.

Были попытки забрать ее в город, но потом дети оставили эту затею. И, конечно, правильно поступили.


Когда я бываю в деревне, сам с удовольствием вожусь в огороде: полю, поливаю, собираю. Иногда, когда бабушка чувствует себя неважно, все равно ловлю ее взгляд в окне: все ли я правильно делаю, вовремя ли поливаю, не залью ли?

Никто не может и не должен отнимать у стариков их идею-фикс.

А вот еще история. Мой дядька, муж сестры моего отца, еще с советских времен был какой-то непутевый. Неразговорчивый, витающий в своих мыслях, он часто уезжал на заработки в Сибирь. А потом и вовсе перестал возвращаться. Раз в несколько лет присылал оттуда детям посылки с вещами, в которые им, быстро растущим, уже было не влезть. Тетка вздыхала, украдкой вытирая слезы и что-то говоря сама себе под нос.

Присылал он и деньги. Не то, чтобы много. А потом и это прекратилось.

В тяжелые годы войны моя тетка самостоятельно поднимала детей, без всякой помощи извне. Вырастила, дала образование. Сын отслужил в Арцахе. Чего ей все это стоило, знает, наверно, только тот, кто сам пережил эти холодные и темные блокадные годы.

После войны пришла весточка о дядьке. Откуда-то из Якутии. Кто-то посторонний писал, что он лежит, умирает от рака. Тетка бросила дела, собрала деньги, поехала туда, разыскала его, умирающего. Привезла в Питер, устроила в хорошую онкологическую клинику.

Дядьке отрезали часть губы. Такого худющего, больного и слабого она привезла его в Армению. Всю жизнь прожившая в столице, она продала парсикам квартиру в Комитасе, купила дом у бакинской беженки в одном из высокогорных, бывших турецких (а изначально, разумеется, армянских) сел Сюника. Двухэтажный дом на склоне горы с огромным яблоневым садом. В доме сделала перестройку и ремонт, провела трубы, воду, поставила котел, создав более-менее сносные городские условия.

Врачи ничего не обещали моему дядьке. Сказали, может умереть. А, может, еще немного поживет. Но бывший хопанщик на земле своих предков потихоньку пошел на поправку. Облагородил сад, посадил ореховые деревья, зелень, овощи. Завел барашков. Начал экспериментировать со спиртными напитками: готовить вина, наливки и, конечно, 70-градусную сюникскую водку-убийцу "ятрджи". Даже попробовал в этом высокогорье вырастить дыни и баклажаны. И ведь выросли. Крохотные, но по вкусу все же напоминающие исходник.

Изредка и я навещаю их. Тетка накрывает стол домашними разносолами, ложкой вырезает большущий кусок мяса из ведра с каурмой, достает горячий хлеб из печи, овечий сыр и зелень. Морщась, пьем сбивающий с ног своим яблочным духаном ядреный ятрджи, вспоминаем бабушку Мармар, моего отца, других, ушедших от нас. Грустим о ее детях и внуках, там, в европах, так редко навещающих своих стариков.

Захожу в их склады, где сотни банок разных размеров поблескивают ежевичными и клубничными компотами, абрикосовыми вареньями да овощами, приготовленными на открытом огне. Огромные, как в фильме "Белое солнце пустыни", бутыли со спиртными напитками домашнего приготовления с наклеенными на них белым скотчем с аккуратным указанием года, дерева и куста, из которого это спиртное произведено. Горы картофеля, моркови, свеклы, связки зелени и бесконечные стеллажи с грушами, горохом и тоннами ароматных крупных яблок сорта "Бельфлер", которые можно запросто сохранить до следующего Нового года. И которые, увы, в этом доме просто некому есть. Кроме дядькиных любимых баранов.

О его смертельной болезни сейчас напоминает разве только библейская борода, прикрывающая отрезанную губу. Такой же неразговорчивый, как и раньше, он, уже на восьмом десятке, все дни проводит в своем огромном саду, хлопоча и что-то постоянно делая, отрываясь от работы лишь для того, чтобы встретить своих барашков, возвращающихся вечером с гор вместе с деревенским стадом.


Почему я сегодня вспомнил о стариках? Наверно, потому, что прочитал про этого 90-летнего испанского чудака.

Дай Бог всем старикам долгих лет жизни.

Только не отнимайте у них, пожалуйста, их идею-фикс. Никогда. И они будут жить.

Нет, конечно, не вечно. Но все же чуточку дольше.

Просто не отнимайте...

© Пандухт



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments