tisso (ifodiano) wrote in repatriate_am,
tisso
ifodiano
repatriate_am

Category:

Сто лет судьбы-1

Оригинал взят у angel_xiligan в Сто лет судьбы-1

Десятые, двадцатые

Мой дед ровесник Геноцида, в этом году исполнится сто лет со дня его рождения. Жизнь его ровесников - как живая иллюстрация истории Второй Республики. Ведь именно их биография сохранила страницы, которые пытались вырвать из ее истории в недавнем прошлом.

Режиссер-документалист Григор Эйрамджян родился в Александрополе (по другим сведениям, в Карсе), в семье состоятельного предпринимателя Акопа Эйрамджянца. Семья жила попеременно то в Эрзруме, то в одном из вышеперечисленных городов. Переезды были связаны с ведением семейного дела. Акоп был фабрикантом и придерживался передовых для того времени социал-демократических взглядов. Его юная супруга Анаит носила европейское платье вместо тараза, владела несколькими языками и неплохо стреляла из подаренного супругом дамского пистолета. Она была театралкой, первые схватки при рождении моего деда ощутила во время спектакля. Это была судьба - ее сын получил образование театрального режиссера, а чуть позже - участвовал в основании и становлении армянской Телеродиокомпании. Да, да. Я внучка основателя вашего любимого Армянского Радио. И юмор моего деда был не менее острым, чем в этих анекдотах.

В юности я часто задавала себе вопрос, а мог ли социал-демократ Акоп Эйрамджянц представить, к чему приведет его потомков революция? Какой будет их жизнь? Этого никто не знал и не мог знать - новый мир выглядел для этих людей как желанная сказка, о которой они не знали ровным счетом ничего. Но какой они представляли жизнь своих детей? Могу предполагать, что они мечтали о государственности для Армении. Представляли как их капитал превратит ее в развитую индустриальную страну. И тут настал апрель.




Насколько потрясли Акопа события в Полисе (Стамбуле) через месяц после рождения сына? Я ничего не знаю об этом. Мне известно лишь то, что Акоп скончался через три года, в 1918. Анаит осталась вдовствующей хозяйкой его большого дома вместе со своими детьми и пасынками. Очень скоро им пришлось уехать в Тбилиси. Они бежали, как и почти все их соседи, оставив этот дом, чтобы больше никогда его не видеть. Путь на север был их дорогой в этот самый новый мир, который навсегда поставил крест на их прошлом.

Тбилиси был в те годы странноприимным домом, куда стекались беженцы со всей Анатолии. Здесь Туманян основал литературный клуб “Вернатун”. Это было удивительное место. Здесь впервые звучали главные произведения армянской литературы, и координировалась работа по помощи беженцам.

Новая жизнь Анаит была, безусловно, полна бытовых трудностей. Но дело было не только в этом. Мир вокруг менялся так стремительно, что ни к чему нельзя было привыкнуть. И она больше не была женой состоятельного капиталиста. Она была беженкой с детьми на руках, и будущее зависело только от нее.

Весь, хоть как-то знакомый мир был подвергнут перезагрузке, люди едва успевали осознать, что происходит. Анаит спасло то же, что и многих женщин ее происхождения: рукоделие. Правда, кроить и шить пришлось учиться, но у нее быстро получилось. Это позволило обеспечить детей безопасной для тех времен родословной - быть детьми трудящейся портнихи были гораздо безопаснее. Кстати, вы помните, в своей автобиографии Параджанов вскользь упоминает о соседке, сшившей ему первую белую рубашку? Очень возможно, что это и была моя пра: чета Параджановых жила в том же дворике возле ферникюлора, на первом этаже. Я до сих пор помню тбилисские рассказы деда. Какие они были яркие, сочные, веселые! Все-таки, Тбилиси уникальный город. Где еще такое смешение культур, которые бы не сглаживались в безликую массу, а оставались собой, подчеркивая друг друга.

У Анаит началась новая жизнь. Вся забота о семье легла на ее хрупкие плечи. Ни прислуги, ни альтернативы, только помощь ее многочисленных сестер. Политическая жизнь теперь текла мимо ее внимания. Появилась Первая Республика, о которой так мечтал муж, свершилась Сартарабатская битва, затем Вторая Республика. Эривань стала столицей новой Армении, и Армянский мир Тифлиса постепенно перемещался в Ереван, новую столицу. Карс и Эрзрум остались по ту сторону границы, Александрополь переименовали в Ленинакан. Когда-то Акопу принадлежала там целая улица, теперь эти особняки стали государственными. В них расположились учреждения и многочисленные коммуналки. Где-то на стенах построенной его концерном церкви по-прежнему красовалась фамилия “Эйрамджянц”, но вместительное здание было переоборудовано в Филармонию: хорошая акустика спасла храм от планового разрушения. В Ереван по призыву наркома Александра Мясникяна приезжали специалисты-армяне со всех концов света. Уже прославленные, известные, знаменитые - Мартирос Сарьян, Ерванд Кочар, Александр Таманян.. Они срывались с насиженных мест и приезжали в необжитый, незнакомый Ереван строить Новую Армению. Но символом страны все еще оставалась девушка с распущенными волосами,сидящая на руинах. Это изображение было, кажется в каждом доме - печальная аллегория растернной страны. И вот - надежда. Свое государство. Реабелитация языка, науки, искусства. Не об этом ли мечтала Анаит? Но все это было как в ином измерении, где-то в другом мире. Теперь она была главой семьи.

Она оставалась в Тифлисе, где все стало более менее привычным. Однажды в их двор пришел господин из соседнего района, заселенного немцами. Это был директор немецкой школы, как жаль, что я не помню его имени… Он обратился к беженкам, и сказал, что прекрасно понимает, как им трудно. “Вы стараетесь прокормить детей, но им нужно хорошее образование, такое же, как у их родителей. Я приму их в нашей школе” - не знаю, дожил ли этот благородный человек до того печального дня, когда тбилисские немцы были репрессированы? Надеюсь, его потомков ждала не такая страшная участь - ведь сам он спас от улицы очень многих детей. А может, его спасло что в этой школе учился будущий инженер-конструктор Серго Беридзе, сын Лаврения Берия? Мне это неизвестно. В любом случае, светлая ему память.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments