February 16th, 2014

абг

ОГНИ БОЛЬШОГО ГОРОДА

Оригинал взят у yusif_rauf в ОГНИ БОЛЬШОГО ГОРОДА
Десять лет тому назад я получил очередное приглашение на международную научную конференцию. Такие приглашения я получал регулярно, но участвовал, разумеется,  не во всех конференциях. Скажем, за несколько лет до отъезда из Баку  я один за другим  получил два приглашения на конференции в Кавасаки (Япония) и Блумингтон, Индиана (США). Однако, учитывая то, что денег на поездки у меня не было, а родной Институт историй АН Аз-на мог оплатить дорогу не дальше аэропорта Бина, то от них пришлось отказаться. Именно по этой причине я пропустил еще очень много международных форумов.  На этот раз конференция проводилась в Мэдисоне, штат Висконсин (США). Поскольку это от нас относительно недалеко, то я решил поехать на автобусе. Тем более, что это была первая поездка в США, и мне хотелось посмотреть на страну из большого окна автобуса, а не из маленького иллюминатора самолета. Конференция начиналась, если не ошибаюсь, в начале октября 2001 г., то есть спустя месяц после трагических событий 11 сентября того же года. Я написал хороший доклад, отпросился с работы, сел в автобус в центре Торонто и отправился в путь. Около часа ночи наш автобус прибыл в Виндзор, на границе Канады и США. Проехав подземный туннель, по которому и проходит граница, мы въехали  на территорию США, и сразу же попали на американскую таможню. В автобусе было немного народа. Все довольно быстро прошли проверку документов и таможенный досмотр . Однако на мне процедура надолго заглохла. Когда  американский таможенник взял в руки мой паспорт и прочитал мое имя, у него на лбу выступил холодный пот. Я был одет в черную рубашку и черные джинсы, в руках у меня была черная кожаная сумка. Ни дать, ни взять - мусульманский террорист! Видимо, это было первое, что могло прийти в голову таможеннику, не менее черному, чем мои штаны. Тем более, что от событий 11 сентября прошло не так много времени. Придя в себя, он стал задавать мне вопрос за вопросом: зачем я прибыл в США, с какой целью, на какой срок, куда именно  я еду, есть ли у меня с собой оружие и еще многие другие вопросы. Когда я сказал, что еду на конференцию в Мэдисон, он, от волнения проглотив слюну, злобно спросил: Мэдисон Висконсин, или Мэдисон Теннесси? Висконсин, отвечаю я ему. После этого он довольно в грубой форме потребовал, чтобы я выложил перед ним все свои вещи из сумки. Когда он открыл маленькую, тоже черную кожаную сумочку, которую я обычно беру с собой в дорогу, и в которой держу свои гигиенические и обеденные принадлежности, то он с каким-то садистким наслаждением спросил, зачем у меня с собой нож? Весь этот его допрос и все остальное выглядело для меня настолько неожиданным и абсурдным, что мне стало казаться, будто я все это вижу во сне. Я предполагал заранее, что из-за моего имени у меня на границе могут возникнуть какие-то недоразумения. Но я и представить себе не мог, что все будет выглядеть настолько грубо и нагло. Я стал уже злиться и тоже довольно грубо ответил ему, что, кроме обедененного ножика, там есть еще вилка и обеденная и чайная ложки. Пусть протрет глаза. Мой тон его взбесил. Он неожиданно взял в руки мой обеденный ножик, повернулся ко мне спиной и показал его сидевшему сзади него и нагло развалившемуся  на стуле полицейскому. Тот мгновенно подтянулся и положил руку на свой кольт. Тут уже я сам испугался. Сейчас могут пристукнуть, подумал я. А потом напишут, что поймали террориста, прибывшего из Канады, который им угрожал ножом, но при  попытке к бегству был случайно застрелен. Кстати, один из тех террористов, которые участвовали в событиях 11 сентября, тоже прибыл из Канады. Кроме меня, одного или двух таможенников, полицейского и шофера нашего автобуса вокруг никого больше не было. Я молча уставился в пол. Он стал задавать мне еще какие-то вопросы. Я молчал. Тогда он мне заявил, что, если я не буду отвечать, на меня оденут наручники и  заберут в полицейский участок для дальнейшего выяснения обстоятельств. Я понял, что этот мужик не шутит. Тем более, что рядом сидел коп, уже крепко сжимавший свою пушку. Я  медленно стал отвечать на его вопросы, глядя в свою сумку и на вещи, которые он уже оттуда извлек. Наконец, он добрался до моих бумаг, статей, резюме и обнаружил несколько  моих книжек, которые я вез с собой, чтобы подарить своим знакомым. Бегло прочитав резюме, он спросил, собираюсь ли я искать работу в США? Я ответил, что еду на конференцию и хочу ознакомить своих коллег с моими работами. Разве это запрещено законом? Он немного смягчился. И даже стал смотреть на  меня как-то иначе. Потом взял в руки книжку и, полистав ее, спросил, как она называется, на каком языке написана и являюсь ли я ее автором? Получив утвердительный ответ, таможенник вдруг как-то сразу обмяк, сменил грозное выражение лица на благожелательное, кивнул головой, дал мне знак собирать свои вещи и поставил печать на какую-то бумажку. У меня тоже отлегло от сердца. Я вышел на улицу, сел в свой автобус и всю оставшуюся ночь только тупо глядел в окно, за которым уже светились яркие огни Детройта.

абг

Свет потухших звезд

Оригинал взят у dr_piliulkin в Свет потухших звезд
Как вы уже догадались, я "не в России" смотрю ТВ куда больше, чем в России.
Ностальгия, наверное. :)

Российское телевидение за рубежом отличается от отечественной версии в первую очередь рекламой.

И понятное дело - рекламируются всякие там "магазины русских продуктов", "дешевые звонки в Москву и Одессу", "настоящий валидол и бисептол из России", прочие скромные радости эмигрантской жизни. Но есть еще одна поразительная реклама.
Это - гастроли.

"Знаменитый исполнитель песни "друганы-бандюганы"!  Королева юмора, автор монолога "как я меняла доллары"!  Эстрадный дуэт политических частушечников с программой "перестройка, ешкин кот!"

Откуда, из какого нафталина, из каких домов престарелых, лечебниц для нищих алкашей и заброшенных кладбищ выкопали этих зомби, покрыли штукатуркой, привезли, выставили на сцену, подключили провода и пустили ток? Кто эти люди в зале, оторвавшие от небогатого новогоднего бюджета деньги на билет - и аплодирующие кумирам своей юности, последнему, что они запомнили из российской жизни - прежде чем убежать от профессорских должностей и залов консерваторий, осесть в Европе, начать работать таксистами и репетиторами музыки? Что это - постоянное безумие или новогоднее, праздничный концертный чёс бывших кумиров на час?

Даже хочется написать о них роман. Назвать, к примеру, "Свет потухших звезд". О том, как они едут по Европе - старые, спитые, с отваливающимися печенками и почками, трепыхающимся сердцем, исколотыми венами. Старые, мятые, пережившие самих себя. Едут в каком-нибудь автобусе, как небогатые русские пенсионеры, путешествующие по Европе. Ругаются. Помаленьку - сколько здоровье позволит, выпивающие купленный в дьюти-фри "джеймсон". Закручивают романы. В меру сил - ибо уже никак, а виагра дорога. Вспоминающие былое. Чуть оживающие лишь на сцене.

Трагичный был бы роман. Настоящая боллитра.

Не хочу, в общем. Жалко их.

Лучше сходите на их концерт, если живете в Европе